8 (812) 603-78-79

О компании EVA

Наши зарядные станции станут лучшими на российском рынке по трем причинам:

Пользовательские исследования

Звучит не слишком значительно, правда? Тем не менее, как раз благодаря этому этапу наши зарядные станции — именно то, что нужно российским электромобилистам. До мельчайших деталей.

В России этим традиционно пренебрегают. Напрасно.

А вот наши заграничные конкуренты в этом традиционно сильны. Но у нас есть преимущество — мы рассчитываем свои зарядные станции именно на россиян. Цель конкретней, попадание точней.

НИОКР

Эта основательно подзабытая в нашей стране аббревиатура означает «научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы». И эта аббревиатура — сердце компании EVA. Мы не копируем готовые схемы — поэтому вам не приходится платить их разработчикам втридорога.

Принципиальные схемы зарядных станций EVA разрабатываются в России. У конкурентов мы «стреляем» только те идеи и комплектующие, без которых не обойтись.

Производство

Каждая станция собирается в историческом сердце российской промышленности — на Кировском заводе в Санкт-Петербурге, там же, где производят детали для легендарных российских подводных лодок.

Здесь невозможен выпуск бракованных элементов и цепляние за устаревшие технологии.

Мы понимаем это — и держим марку.

Зачем всё это?

Время, когда нам можно было быть «просто страной, которая качает нефть и покупает все остальное», закончилось. Человечество начинает пересаживаться на электромобили — потому что иначе оно просто в итоге вымрет.

России нельзя оставаться «островком старого мира» — иначе скоро мы окажемся в хвосте.

А сейчас у нашей страны нет даже собственных зарядных станций для электромобилей, которые вышли бы на равных — без тормозящей господдержки — соперничать с импортными моделями. Зарядные станции EVA станут первыми в этом качестве.

Мы сдвигаем этот камень, чтобы он породил лавину. Дальше будут конкурентоспособные российские электромобили. Дальше будет конкурентоспособная Россия в целом.

Но отставить мечтания. Все это — потом. Есть то, что нужно сделать сейчас. И мы делаем это — потому что иначе больше нельзя.